«Чтоб ветер был от государевых украиных городов и лесных засек» - Стройсайт

«Чтоб ветер был от государевых украиных городов и лесных засек»

«Чтоб ветер был от государевых украиных городов и лесных засек»

С начала XVI века русские земли стали чуть ли не ежегодно подвергаться нападениям крымских татар. В иные годы происходило по два и более набегов.

Историки пишут о «крымских татарах» — это историческая метка, как, например, «древний боярский род», «Киевская Русь» и т. д. На самом деле на Русь нападали не только татары, проживавшие в Крыму, но и другие многочисленные татарские орды: белгородских и астраханских татар, татар Казыева улуса, Больших и малых ногаев и даже народов Северного Кавказа.

Татарские набеги проходили по наиболее удобным водораздельным территориям, получившим название — шляхи. Речь идёт не о дорогах в нашем сегодняшнем понимании этого слова, а о широкой полосе степных путей, традиционно используемых кочевниками для набегов или совместной торговли. Наиболее известны Муравский, Изюмский, Кальмиусский шляхи, расположенные западнее Тамбовского края.

Татарские отряды не имели пушек и редко использовали ручное огнестрельное оружие, но их луки обладали высокой скорострельностью. Конный татарин выпускал до дюжины стрел в минуту, которые летали дальше ружейной пули русских всадников, но существенно ближе затинной пищали. Татарская конница, имея запасных лошадей, развивала высокую скорость и в день могла пройти более ста вёрст.

Первый набег крымских татар на Московское государство состоялся где-то между 1500 и 1503 годами. Во всяком случае, осенью 1503 года московские послы жаловались хану Менгли Гирею на нападения татар на Чернигов. В 1511 году крымские татары дошли до Оки. В дальнейшем в каждое десятилетие происходило по несколько походов татар. Вот некоторые примеры. В 1527 году крымцы дошли до Оки, а затем разорили Рязанщину. В среднем один татарин привёл из похода по 5−6 пленников. Крымский хан получил только в виде «тамги» (налога") с продажи русских пленных 100 тысяч золотых.

В XVI-XVII веках считалось успехом, если московские воеводы останавливали крымцев на Оке, а это сделать удавалось, увы, не всегда.

С 1580 по 1590 год русские строят южную линию городов-крепостей — Белгород, Воронеж, Валуйки, Елец, Кромы, Курск, Лебедянь, Ливны, Оскол, Царёв-Борисов. Города-крепости соединялись между собой малыми укреплениями и «засечными чертами». «Засечные черты» представляли собой в 100 метров шириной полосы поваленных верхушками на юг деревьев, укреплённые валами. Вдоль всей черты располагались дозорные вышки и укрепленные пункты — остроги. Эти меры в известной степени ослабили набеги татар, прорывы крымцев к Оке стали редкостью.

Постепенно засечные линии смещались на юг. С выходом в степные районы засечные линии превращались в деревянно-земляные фортификационные укрепления. Так, украинская (окраинная) укрепленная линия была построена в 1731—1742 годах русским правительством для защиты южных границ империи. Линия возведена между Днепром и Северским Донцом по берегам рек Орели, Берестовой, Береки.

С 1991 года киевские власти используют термин «украинские линии» для обоснования своих территориальных претензий. На самом деле украинские линии берут своё название в XV-XVI веках. В Великом княжестве Литовском Смоленская, Витебская, Подольская, Киевская земли имели статус так называемых окраинных земель.

Любопытен приговор Боярской думы в 1572 году: «…жечи поле в осенинах в октябре или в ноябре по заморозам как гораздо на поле трава посохнет, а снегов не дожидаясь, а дождався ведренные и сухие поры чтоб ветер был от государевых украиных городов и лесных засек».

Траву жгли, чтобы татарские лошади не могли выбивать её копытами из-под снега. Главное же, что в Литве в XV веке и в Москве в XVI веке окраинами называли свои собственные пограничные земли. Московские и литовские бояре сильно бы удивились, услышав о некоем «украинском народе», проживавшем на этих землях.

Русские цари старались заселить свои новые земли за засеками и укреплёнными линиями. Но из-за крепостного права и боязни крестьян отправляться в неведомые края поток русских поселенцев был невелик. Поселенцы получали от царя существенные льготы, и их селения назывались «украинными слободами». Позже это название превратилось в Слободскую Украину.

С начала XVII века на новые малозаселённые земли хлынул поток переселенцев из Малороссии. Советские либеральные историки утверждали, что они бежали от гнёта польских помещиков. На самом деле 95% малороссов бежали от разборок казацких полковников с поляками, а ещё чаще — между собой.

Со времени восстания Северина Наливайко в 1594 году и до 1683 года, то есть около ста лет, в Малороссии шла непрерывная междоусобная война.

Хочешь жить — беги. Единственное убежище малоросса — новоприобретённые русские земли. Иной раз малороссы бежали в Россию целыми селениями. Русские воеводы доброжелательно встречали беглецов и выдавали им сравнительно большие наделы из пустующих земель.

Правда, конфликты возникали из-за свирепых московских попов, не признававших разводов, совершённых ещё в Малороссии. Беглого казака могли разлучить с новой женой и детьми от неё и насильно свести со старой, нажившей детей от нового мужа.

А на каком языке говорили в Слободской Украине? Российские и украинские историки утверждают — на суржике, то есть смеси украинского и русского языков. На самом деле никакого украинского языка в XVI-XVIII веках не существовало. Был малороссийский диалект русского языка, то есть вкрапления полонизмов и местных выражений.

Соответственно, русского литературного языка не знали не только русские поселенцы, но и сами воеводы. Бытовой сленг русских поселенцев очень мало отличался от малороссийского.

В диалектах Слободской Украины появились слова, не употребляемые ни в Речи Посполитой, ни в Гетманщине, ни в России. А сама Слободская Украина была Дикой степью до прихода русских и никогда не принадлежала ни Польше, ни малороссийским гетманам.

25 апреля 1780 года Указом Екатерины II вместо Слободско-Украинской губернии было учреждено Харьковское наместничество (губерния) с центром в Харькове.

Когда создавали УССР, включили в неё Слободскую Украину — даже не спрашивая воли подавляющего большинства её населения.

Украинские националисты с начала ХХ века создали целую мифологию о колонизации Дикой степи украинскими казаками, ну а русских в Слободской Украине вроде как отродясь и не бывало.

Любопытна история основания Харькова, данная профессором Грушевским: «В 1654 году встречаем первых поселенцев в Харькове, на следующий год они строят здесь город».

Вот и всё. Сами, мол, щирые украинцы пришли и город основали. Позже возникла целая мифология об основании Харькова. По одной из версий город основал атаман Иван Каркач, по другой — некий Харитон по прозвищу Харько (надо полагать, из-за размеров «харизмы»). Наиболее романтична история о некоем Андрее Квитко, который якобы похитил малолетнюю дочь киевского воеводы и бежал с ней в места не столь отдалённые, где и основал город.

На самом деле на месте нынешнего Харькова было русское городище домонгольского периода. 28 марта 1656 года царь Алексей Михайлович отправил указ чугуевскому воеводе Сухотину (Чугуевская крепость в 86 верстах от Харькова) строить крепость Харьков. Строителем крепости был назначен Воин Селифантов. Крепость была построена к 1658 году.

Если бы большевики росчерком пера не отдали бы Харьков Украине, стоять бы воеводе Сухотину и военному инженеру Воину Селифантову на пьедестале в центре Харькова. Но москалям не место на современной Украине, даже если они построили первую столицу УССР. Из всех мифологических персонажей самостийники выбрали Харько. Кандидатура Квитко тоже рассматривалась, но у него с происхождением нелады — есть в роду москали, да и не должен справжний украинец соблазнять дочек киевских воевод.

И вот 22 августа 2004 года в Харькове был открыт конный памятник гарному казаку Харько с копьём в руке и колчаном с луком и стрелами. Автор памятника — вездесущий Зураб Церетели.