Местную прессу — под централизованное управление - Стройсайт

Местную прессу — под централизованное управление

Местную прессу — под централизованное управление

Муниципальная пресса в Подмосковье стала полем для экспериментов над «четвертой властью» несколько лет назад. До этого каждый муниципалитет имел свою газету и все расходы по ее содержанию брал на себя. Конечно, руки у журналистов районных изданий были в некотором смысле связаны — критиковать местную власть можно было с крайней степенью осторожности и по предварительной договоренности с этой самой властью. Но этот договор всех устраивал.

В конце концов, журналистика существует не только для критики власти, но и для информации населения и неформального общения с читателями. И этой информации о местных знаменитостях, спортсменах, культурной жизни региона в каждой местной газете хватало с избытком. Районки пестрели полосными материалами, подробными репортажами с мест событий, развернутыми интервью со знаковыми персонами и даже серьезными аналитическими статьями.

К тому же журналисты на местах зачастую имели от местных властей кучу социальных «плюшек» — для многих в облегченном порядке решался квартирный вопрос, местечковым «акулам пера» бесплатно нарезались дачные шесть соток для строительства загородной фазенды, местным «волшебникам слова» был открыт путь в пресс-службы местных администраций. Для тех, кто был раздираем амбициями отнюдь не регионального масштаба, те же районки стали прекрасным трамплином в большую журналистику. Многие золотые перья с мест перекочевали со временем в федеральные издания, на телеканалы или в пресс-службы крупных компаний и холдингов.

Из стен домодедовской районной газеты «Призыв» ушли в большую журналистику известный телеведущий Дмитрий Дибров и пресс-секретарь Юрия Лужкова Сергей Цой. Известный корреспондент «Коммерсанта» Андрей Колесников начинал свой творческий путь в районке подмосковного Протвино. Корреспондент «Российской газеты» Тимофей Борисов стартовал в районной газете «Вперед» подмосковного Хотьково, где родился и вырос. И таких примеров в Московской области было немало.

А потом в регионе грянула Большая медийная реформа. Суть и смысл ее заключались в переподчинении местных газет новому органу — Главному управлению по информационной политике Московской области (ГУИП). Оттуда же теперь шло и финансирование (правда, резко усеченное по сравнению с предыдущим — районным). И теперь в изданиях на местах две газетных полосы (страницы) делались по одному и тому же областному шаблону.

И только одна газета из сорока шести подмосковных районок каким-то непостижимым образом умудрилась не лечь под область. Это был домодедовский «Призыв». Возможно, именно этот факт стоил кресла бывшему главе администрации Леониду Ковалевскому, который бессменно управлял районом более тридцати лет. А в Домодедово в итоге по сей день существуют две газеты — муниципальный «Призыв» и областные «Домодедовские вести». Вот такое газетное двоевластие.

Резко изменился формат и верстка газет, которые забрала под себя область. На вооружение был принят принцип: минимум текста — максимум цифр и фото. В результате газеты превратились в некое подобие дайджестов, в которых развернуть тему или высказать ту или иную позицию стало нереально. Со страниц газет исчезли большие полосные материалы. Почили в бозе целые жанры журналистики — очерки, интервью, аналитические статьи и развернутые репортажи.

В итоге все районные газеты области потеряли свою индивидуальность и превратились в сиамских медиаблизнецов. Это при том, что каждая районная газета всегда была неотъемлемой частью бренда территории. Теперь лица этих газет стали одного вида — как у матрешек. И все они делались по шаблону областной газеты «Подмосковье сегодня».

Но областную журналистику на местах били зачастую с двух рук — и на областном, и на муниципальном уровне. Назначенные местной администрацией топ-менеджеры, отучившиеся на всевозможных модных курсах, привнесли с собой так называемый «конфликтный метод управления коллективом». Метод более чем спорный. А помноженный на пренебрежение начальства к «крепостным журналюгам», полное непонимание специфики работы с творческим коллективом порождал на местах порой сильнейший синергетический эффект.

Планерки превращались в настоящее поле боя между менеджерами и творческими коллективами. Журналисты почему-то упорно не хотели превращаться в крепостных, а начальство с таким же упорством не хотело видеть в них творческих индивидуальностей, да и просто людей. В результате многие талантливые журналисты, привыкшие к другому формату общения, повылетали из своих редакций. Дошло до того, что в некоторых районках топ-менеджеры, уволив массу журналистов и столкнувшись в итоге с дефицитом пишущих кадров, всерьез обсуждали возможность замены местных строптивых «акул пера» мигрантами из Таджикистана.

Наиболее драматично эта война развивалась в подольской муниципальной газете «Местные вести». Здесь спонтанные массовые увольнения журналистов увенчались срывом выпуска газеты. Такого не было за всю ее историю. Некоторые уволенные журналисты подали на начальство в суд. И в итоге были восстановлены в должности — даже с выплатой моральной компенсации. Их увольнение суд признал незаконным.

А каждый четверг — в день выпуска еженедельной газеты — курирующие «Местные вести» чиновники заставляли «крепостных» работать по ночам. «Ночная смена» заканчивалась порой в 3−4 часа утра. Потом, правда, все эти чиновники были уволены. Но местную прессу это все равно не спасло. Многострадальная газета с сорокалетней историей в итоге тихо закончила свое существование и канула в безвестность. Вслед за ней туда же отправился и подольский радиоцентр.

«Очень жаль, что такой профессиональный коллектив перестал существовать, — считает бывший корреспондент „Местных вестей“ Виктория Васина. — Ломать, конечно, — не строить. А нашему подольскому радио не хватило каких-то пяти лет до столетнего юбилея… Я в „Местных вестях“ проработала два года. К местной газете можно относиться по-разному, но мы все делали ее с душой, с огромной любовью к своей малой родине. Все наши истории были живые, настоящие. Люди нас читали, благодарили. И это было самое ценное в нашей работе. Ничто и никогда не заменит печатное слово, которое шелестит у тебя в руках и еще пахнет свежей типографской краской. И этому слову люди верят гораздо больше, чем текстам в интернете, где неверное слово можно исправить одним кликом мышки. В газете так уже не сделаешь. Что написано пером, топором не вырубишь. И мне очень грустно, что эпоха журналистики в Подольске завершается, причем не каким-то торжественным фейерверком, а падающим с горы в пропасть камнем».

«Мне приходилось часто ездить по регионам России, — говорит бывший корреспондент этой же газеты Андрей Князев. — Ни в одном из них такой ситуации с городскими и районными печатными СМИ, как в Подмосковье, нет. Газеты рассказывают своим читателям не только о том, что хорошего делают местные власти, но и о проблемах, недостатках. Такие газеты мне довелось читать в Ленинградской области, на Сахалине, на Амуре. В Московской области все иначе. Такое впечатление, что люди, занимающиеся в регионе информационной политикой, оторваны от реалий. И газеты, и сайты, и социальные сети должны давать полную и объективную картину жизни в городах. Увы, такого рода СМИ властям Подмосковья не нужны. Как не нужны имеющие свое мнение журналисты».

Тем не менее эксперимент продолжается. Сейчас «оптимизируется» еще одна областная газета в округе — «Подольский рабочий», и теперь уже властями Подмосковья. А газете, между прочим, недавно исполнилось сто пять лет. Часть журналистов этого издания уже оказались на улице — как и их коллеги из «Местных вестей».

Уже перестал существовать и сам областной ГУИП. Его тоже реформировали по полной программе. Все его функции переданы областному Министерству информационных и социальных коммуникаций. Но политика осталась прежней — конвейер по выносу местных журналистов на улицу работает безостановочно. По мнению экспертов газеты «Мир новостей», более восьмисот журналистов области в ближайшее время будут выброшены на улицу.

«Теперь, когда редакции газет, по сути, ликвидируются, а публикации будут бездушными и официозными, интерес читателей к газете и вовсе пропадет, — считает Андрей Князев. — Возможно, именно эту задачу и ставили перед собой власти Подмосковья, решив окончательно похоронить все печатные СМИ области».